Banco de Gaia


Проект Banco de Gaia, заслуженно почитаемый многими меломанами со всего мира, - это всего лишь один человек, англичанин Тоби Маркс (Toby Marks). Его любовь к психоделической рок-музыке, восточным напевам и современной электронике вылилась в 5 мощнейших по влиянию альбомов и кучу различных компиляций и перфомансов. "Изначально музыка начинается как большой неоформленный блок звуков", - говорит Тоби Маркс. "У меня есть пара любимых приемчиков для того чтобы упорядочить этот хаос, - я миксую эти звуки и сортирую. Таким образом я постепенно приближаюсь к той самой чистой мелодии, которая мне нужна. Это похоже на процесс создания скульптуры - у вас есть тысяча возможностей воплотить идею в форму."

Создается впечатление, что Banco de Gaia игнорирует все то множество стилей и под-стилей, что существует в современной электронике. Его музыка совмещает в себе Запад и Восток, пустоту и вечность. Тоби Маркс не хочет раскрывать смысл названия проекта - достаточно взглянуть на различные прикольные версии на www.banco.co.uk. Хотя обычно он намекает, что "это просто название Некого Мирового Банка." И добавляет - "мне нравится путать людей."

Музыка Banco de Gaia - это всегда совмещение множества музыкальных миров. "Когда я начинал работать с электроникой, я обнаружил, что не воспринимаю музыку в концепции терминов или стилей. Будь это Джимми Хэндрикс или индийская народная музыка, это не воспринималось мною с позиций предубеждения." И это действительно так. Маркс один из немногих музыкантов, кто смог органично вписать звуки Азии и Африки в свои творения. "На рубеже тысячелетия, я могу получить любую музыку за один день. Я не думаю, что так уж необходимо ехать за индийским вокалом в Индию... хотя можно и поехать."

Маркс играл на гитаре в течении 20 лет, но перешел в мир секвенсеров и сэмплеров, т.к. "хотел выразить больше, чем может соло на гитаре или джазовая композиция." Он работал с различнами группами в 80-х (отголоски этого можно услышать в треке "144k?" с альбома "The Magical Sounds of Banco de Gaia"). В 1993 проект Banco de Gaia выпускает первый альбом на CD - "Maya". Затем следует суперудачный "Last Train to Lhasa" (1995) и менее удачный "Big Men Cry" (1997).

Альбом "The Magical Sounds of Banco de Gaia" (1999) создавался 2 года. После множества живых выступлений Тоби Маркс переезжает в другой конец Англии и создает с нуля новую студию. Так исчезает старый лэйбл (Planet Dog) и появляется новый (Gesko). В то время как проект занял свою прочную нишу в современной электронной музыкальной структуре, Маркс не может успокоиться и всячески отрицает эту структуру, что вызывает различные проблемы, в том числе и с изданием альбомов.

Тоби Маркс в одном из интервью заметил: "Ситуация доходит до абсурда. Взять, например, techno. Многим не достаточно называться техно-музыкантами. Придумано куча под-стилей, таких как goa-trance, deep-techno, detroit-sound и т.д. Идет реальная война почитателей этих направлений, в том числе и среди издателей музыки. В результате талантливые музыканты пропадают в неизвестности."

В "The Magical Sounds..." в полной мере реализованы различные звуковые путешествия - от симфонических виолончелей в "Glove Puppet" до шаманского этноса в "No Rain". Что ж, возможно это та самая "мировая музыка" или "глобальный транс". "Я не использую этнос ради этноса", - говорит Тоби Маркс. "Я больше заинтересован в атмосфере звучания, - а для этого не надо длинных пассажей, достаточно сэмпла." Особый разговор о ритмической структуре "The Magical Sounds..." - порой это танцевальная музыка не совсем для танцев.

Плотный ритм реально заставляет двигаться. "Я иногда не мог остановиться", - оправдывается Тоби. "Я не люблю слушать много танцевальной музыки. Я более склонен к добавлению в нее элементов джаза, латино или рок-музыки. Все это результат множества живых выстулений с барабанщиками и различными музыкантами."

Комментарии Тоби Маркса к своим релизам:

Medium / 1991 / World Bank "Немного сырой и местами недоработанный, этот альбом является кладезем идей. Различные темы и сэмплы были использованы в последующих работах, - попробуйте узнать их! Кстати, вокальная партия из композиции Tempra должна использована в треке 887 с живого альбома "Live at Glastonbury", так что Вы можете представить, как это могло бы звучать."

Freeform Flutes and Fading Tibetans / 1992 / "Некоторые из композиций с этого альбома были представлены на различных компиляциях. Вообще, надо было бы выпустить CD, но до этого, к сожалению, не дошло."

Deep Live / 1992 / World Bank"Альбом является живым выступлением в Club Dog в декабре '92. Это был один из первых моих концертов, на котором я перезнакомился со многими интересными людьми, с которыми в дальнейшем сотрудничал."

Все вышеперечисленные альбомы выходили только на кассетах ограниченным тиражом и больше не выпускались.

Maya / 1994 / Planet Dog "Что я могу сказать? Мой первый по-настоящему реализованный альбом понравился буквально всем. На нем были собраны мои любимые композиции, особенно Mafich Arabi, которую я до сих пор с удовольствием играю во время живых акций. Треки Gamelah и Shanti появились на Desert Wind EP в 1993 с не самыми лучшими версиями. В 1994 был также реализован сингл Heliopolis, с ремиксами от Michael Dog, Andy Guthrie и моим тоже".

Last Train to Lhasa / 1995 / "Определенно более интересный по звуку, чем "Maya", альбом, что связано с более чутким использованием аппаратуры. Также мы выпустили тройной CD в Британии, вобравший лучшее из семи с половиной часов нашего материала. Трек Last Train to Lhasa был выпущен как сингл с короткой радио-версией и ambient миксом. Kincajou был ремиксован Oliver Lieb, Speedy J и мной, конечно, и выпущен на отдельном EP".

Live at Glastonbury / 1996 / "Хорошая запись, пожалуй, лучшего нашего выступления в 1995 году, обладающая "эффектом присутствия". Премного благодарен всем, кто был там (вы услышали себя?). Похоже, мы неплохо провели время".

Big Men Cry / 1997 / "Самый красивый, мелодичный и самый лучший по звуку из наших альбомов, другая сторона творчества Banco de Gaia (по сравнению с "Live at Glastonbury"). Я и Роб Риссо (Rob Risso) действительно сильно помучились, сводя этот альбом, но результат себя оправдал (на мой взгляд). Трек Drunk As a Monk был перемиксован как радио-сингл с вокалом Neil Sparks (ex- Transglobal Underground), но, насколько я знаю, не был коммерчески реализован. Однако в Штатах был выпущен ремикс на этот трек от группы Rabbit In The Moon".

The Magical Sounds of Banco de Gaia / 1999 / "Первый альбом на моем новом лэйбле Gesko. По звуку, это скорее возвращение к идеям "Last Train to Lhasa", чем продолжение "Big Men Cry". Снова ломаный бит, снова этнический угар. Но не волнуйтесь, все также насыщено деталями и даже более чем всегда".

---------------------------------------------------------------------------------------------------
Мечты о Тибете Тоби Маркса:

Когда я был подростком, я читал много книг о Буддизме, мистике и подобных вещах, поскольку я искал, подобно многим из Вас, несколько иное назначение жизни, чем существовать в современной культуре потребления, в которой я вырос. Одним из мест, упоминаемых в книгах, был Тибет, - таинственная страна священников и монахов, со своими секретными традициями и духовным пониманием, о которой всегда писалось в мифическом стиле, как будто это легенда, а не реальное место на севере от Индии. Я был очарован этой древней землей, где начининающий йог мог быть захороненным на несколько дней, а затем воскреснуть, и люди не ходят, а просто летают по воздуху,- и я начал искать больше книг об этой стране, ее людях и их вере.

Я изучал мемуары европейцев которые, в начале этого, в конце прошлого столетия, были как я очарованы волшебством и тайной этого запретного места и которые, с минимумом оборудованием пытались секретно попасть в Лхасу, столицу Тибета, полную чудес, ждущие любого, кто сможет наконец сделать это, пройдя через неприветливый ландшафт и еще более неприветливые власти азиатских государств.

Многие европейские страны привлекало стратегическое расположение Тибета и его минеральное богатства, и жители Тибета решили закрыться от внешнего мира для защиты своей независимость.

Большинство попыток проникнуть "через крышу мира" было обречены на неудачу, но в одной книге, на которую я наткнулся, была совсем другая историю, что изменило мой взгляд на Тибет навсегда. Это была история Хенриха Хариера, австрийского альпиниста, который оказался в Британском тюремном лагере в Индии в начале Второй Мировой войны и который, с другим заключенным, решил сбежать и добраться до Лхасы. Его путешествие сопровождалось, как и у всех до него, голодом, холодом, несчастными случаями и опасными открытиями, с одним исключением - он преуспел в достижении своей цели и, что невероятно, был принят властями в Лхаса, и даже стал персональным наставником Далаи Ламы и главным инженером страны.

Его отчет о семи годах жизни в Тибете - очаровательное описание встречи двух культур и дружбы с Тибетцами, которая крепла с каждым годом. Но я также извлек из его книги нечто другое - до ее прочтения, я не имел понятия о том, насколько сложно слиться с другой, отличной от нашей, культурой, не говоря уж о том, как попасть на эту волшебную землю самостоятельно.

В 1950 году Китайская армия вторглась в Тибет и скоро оккупировала страну, требуя ее присоединения к Китаю. Под прикрытием освобождения Тибета от феодального правления, они приступили к уничтожению культуры и традиций страны, особенно разрушая монастыри, которые всегда были центром Тибетской религии, образования и культуры. Почти в самом начале вторжения большинство монастырей и храмов были разрушены, и более миллиона жителей Тибета были убиты в одном из наиболее зверских, и малоизвестных, геноцидов в современной истории. Во все времена китайцы имели с Тибетцами никак не схожие религиозные традиции, - и тысячи монахов и монахинь были арестованы, и по сей день заперты в тюрьмах. Более того: такое "нарушение", как обладание фотографией Далай Ламы (тибетский духовный и светский лидер был депортирован) несет огромный штраф, а выступление против любого китайца может сильно сократить продолжительность жизни жителя Тибета.

Традиционная имперская практика к населению страны добивается ситуации, когда коренные жители станут незначащей частью общества, и Китай применяет это с большим энтузиазмом. Большинство учителей в школах китайцы, и китайский язык обязателен для получения любой умственной работы. Китайцам чаще дают хорошие рабочие места, чем тибетцам, независимо от их квалификации.

Проводится политика явной дискриминации коренного населения. Китай поощряет массовое поселение жителей своей страны, как часть общего плана вытолкнуть Тибетцев и их культуру, Сотни тысяч поселенцев уже постоянно живут в Тибете, им выплачивается денежное поощрение и предоставляется высокооплачиваемая работа. В некоторых регионах Тибета китайцы фактически превосходят по численности тибетцев, оставляя последним самую плохую землю и наиболее унизительные рабочие места.

В 1994 году Китайское правительство решило нанести последний удар по Тибету и объявило о строительстве железной дороги через Лхасу, чтобы продолжить грабеж и разрушение Тибетских природных ресурсов, и сделать легким перемещение новых поселенцев в сердце страны, чтобы раз и навсегда разрушить культуру и традиции Тибета.

Когда я выбирал название "Last Train to Lhasa" для моего второго альбома, я не знал этот факт. Я умел в виду другое: В Лхасу не ходят поезда, а значит первый (равно как и последний поезд) не существует, т.е. нельзя физически пересечь древнюю, таинственную землю, в которую я так влюблен, - путешествие возможно, но только ментальное. И уж тем более моей целью не было иронизировать по поводу планов Китая, несущих большую духовную потерю для всей мировой культуры. Вместо страны глубокой преданности и духовного достижения с возможно самым большим на нашей планете пониманием человеческой души, Тибет станет очередным беспорядочным скоплением железа, акций протеста одиноких монахов на фоне грохота грузовиков и машин, грязных труб, и других паразитирующих влияний цивилизации.

Мы живем рядом с одним из самых гнусных преступлением в современной истории. Мы не имеем права позволить себе потерять людей и культуру, которая существовала в течение тысяч лет в гармонии с экосистемой, с которым мы, кажется, боремся в проигрышном сражением. Мы не можем позволять себе закрывать глаза на обширную область духовного и человеческого понимания, которое могло бы спасти нас от полного краха, ради очередных шахт и фабрик, которые, к тому же вряд ли принесут большую пользу людям.

Тибетцы принципиально не будут использовать насилие в их оппозиционной борьбе с угнетателям, - разве можно позволять использовать насилие нам? Наши правительства говорят о свободе, правах человека, демократии - из страха потерять наше доверие. Но именно Мы можем оказать поддержку народу Тибета. Мы можем сохранить их культуру и веру, сохраняя тем самым свою духовность, внутреннюю культуру и мечту о мире.

ИнфА с http://www.zeuslinks.narod.ru