Открытая музыка: Новые релизы 'Электрошок'


Российский композитор Эдуард Артемьев известен в первую очередь своими работами в кино, причем в фильмах, составивших славу советского кинематографа: Тарковский, Михалков-Кончаловский, ранний Никита Михалков. Музыка из нового, только что вышедшего диск Эдуарда Артемьева, тоже впервые прозвучала в кино.

Фильм, правда, уже не советский, и даже не российский, хотя действие его и происходит на российских просторах. "Побег из Гулага" - сделанная немецким режиссером Харди Мартинсом экранизация романа его соотечественника Йозефа Мартина Бауэра. В центре его - судьба немецкого военнопленного, бежавшего из лагеря на Колыме и сумевшего через 14 тысяч километров через Сибирь и Среднюю Азию пробраться к иранской границе. Что и объясняет тревожные, даже трагические, перекликающиеся с Шостаковичем интонации.

Картина вышла на экраны еще в 2001 году, а вот саундтрек с музыкой Эдуарда Артемьева появился только что на московском лейбле Электрошок. Этот диск и стал поводом обратиться к последним релизам этой интересной российской фирмы.

Свыше сорока лет назад, в начале 60-х Эдуард Артемьев ринулся в тогда еще совсем неизведанный мир электронной музыки. Исполнялась она на созданном инженером Евгением Мурзиным синтезаторе "АНС" - Александр Николаевич Скрябин - одной из первой в мире машин для новых неслыханных дотоле звуков. Когда-то "Открытая музыка" уже рассказывала об этом и созданной сыном Эдуарда Артемьева Артемием Артемьевым фирме "Электрошок". Артемий Артемьев пошел по стопам отца и стал неутомимым пропагандистом электронной музыки.

В его собственном альбоме "Время, пустыня и звук" наряду с электроникой композитора звучит и горловое пение Мирослава Райковского.

Если Артемий Артемьев в своей работе пытается исследовать трансцедентные, уходящие в экзотику и эзотерику корни электронной музыки, то, наверное, самый молодой из авторов новых релизов "Электрошока" - московский музыкант Александр Володин уходит в глубины внутреннего сознания. Его альбом назван "Размышления о времени" и завершает его триптих "Музыка моей памяти", получивший приз на международном конкурсе электроакустической музыки во французском городе Бурже. Его первая часть названа "Старые фотоснимки". Как на старых фотографиях, здесь проступают, правда, не зрительные, а звуковые образы прошлого, который 22-летний Александр Володин узнавал уже опосредованно. Так же опосредованно звучат они и в его музыке.

Еще глубже - в библейскую, а точнее евангельскую образность уходит Анатолий Переслегин в своей работе Passion Models - Модели страстей. Переслегин - музыкант среднего поколения, за его плечами и изрядный рок-опыт - созданная им еще в 80-е годы пост-пинкфлойдовская группа "Собаки Мебиуса" существует и по сей день. 90-е годы он провел в эмиграции в Израиле, где приходилось заниматься самой разной музыкой. В конце десятилетия вернулся в Москву, где успешно работает и поныне. Каждая композиция "Моделей страстей" названа по имени авторов евангелий - Матфей, Марк, Лука, Иоанн и примкнувший к ним Фома.

Алексей Борисов в отличие от своих соратников по лейблу "Электрошок" не стремится поразить слушателя эзотерической символикой или религиозной образностью. Его альбом назван с нарочитой почти геометрической абстракцией - "Полированная поверхность стола". Борисов, пожалуй, один из самых опытных и уж во всяком случае самых разносторонних музыкантов на лейбле. Он начинал в популярной в 80-е годы рок-группе "Ночной проспект", затем увлекся электронными проектами, создав группу FRUITS, затем в проекте "Волга" электроника и пространственные шумы слились с исконным русским фольклором. "Полированная поверхность стола" - главным образом инструментальная работа, звучащие голоса, в ней то резко обрываются, то сильно приглушены, как в заглавной композиции голос самого Алексея Борисова, читающего давшее название всему альбому стихотворение:

Полированная поверхность стола,
Плотный слой воска - цветные свечи,
Пепел дневных сигарет, вино и смеси,
Коктейли одноименных сортовї Идет ночь.
На фоне мокрого неба продолжается сбор информации,
Люди говорят и спят одновременно.
Я изучаю ритуал, тот, что был когда-то в моде,
Или просто вспоминаю природу, звуки арматуры,
Движение механизмов глухих. Геометрия массы, отформатированная качественно или
Просто поиск дневных ощущений после двенадцати.
Статика, затем масло и хлеб сытный.....

Наверное, самым доступным по звуковому материалу можно назвать альбом группы "Иней" "Антарктина". "Иней" - проект трех музыкантов, за каждым из которых своя крайне интересная биография. Юрий Орлов вошел в историю отечественной рок-музыки как лидер памятной с 80-х годов группы "Николай Коперник". Потом он увлекся электронной и амбиентной с уклоном в танцевальную музыкой, на почве чего и произошло знакомство с коллегами по "Инею". Игорь Шапошников - создатель группы "Братья по разуму", соавтор культовых в 80-е годы альбомов Вовы Синего, а в последнее десятилетие - неутомимый пропагандист электронной амбиентной музыки. Третий участник "Инея", Андрей Киреев - изобретатель и конструктор, поставивший технику на службу музыке. Их совместная работа "Антарктина" стала музыкальным сопровождением спектакля Театра теней в знаменитом клубе "Третий Путь" на Пятницкой.

Литовский композитор Антанас Ясенка работает с фольклором, правда фольклор в его композициях преобразован до неузнаваемости. Композиция называется "Электронные сутартины". Сутартины - старинные литовские полифонические песнопения. "Я стремился придать им оптимистическое звучание, сплавив вместе прошлое и настоящее, рассказывает композитор. Я выбрал звук, который несет в себе ритм, форму и вибрации. Как плоскость которую можно представить себе в виде капсулы времени. Художник - и человек и плоскость. В этом заключается, наверное, смысл моей пьесы".

Все о строительстве бассейна в частном доме.